Эбен Александер: иной мир пребывания вне тела

Книга "Доказательство небес" (в русском переводе -"Доказательство рая") это впечатления специалиста, всю жизнь посвятившего себя изучению мозга. Эбен Александер так описывает свой внетелесный опыт
 

Мир, где ученый очутился, пребывая в недельной коме

Эбен Александер: иной мир пребывания вне телаБыли деревья, поля, животные и люди. Вода, текущая в реках или проливающаяся дождем. От пульсирующих поверхностей этих вод поднимались туманы, и под ними скользила рыба. Как и земля, вода была очень знакома. Казалось, будто все самые красивые морские пейзажи, которые я когда-либо видел на земле, были красивы именно потому, что напоминали мне об этой живой воде. Моему взгляду хотелось входить в нее всё глубже и глубже. Эта вода казалась выше и чище, чем что-либо, испытанное мною прежде, как будто это было чем-то ближе к первозданному источнику.

Я стоял и любовался океанами и реками всей Америки: от пляжей Каролины до потоков западного побережья, но внезапно все они показались меньшими копиями, маленькими собратьями этой живой воды. Это не клевета на моря, озера и грозы, которым я восхищался на протяжении всей своей жизни. Хотелось бы просто сказать, что теперь я вижу воды всей земли в новом ракурсе и по-новому смотрю на все красоты природы.

Эбен Александер: иной мир пребывания вне тела

На Небесах всё - менее плотно, но  при этом реальность более интенсивна. Небеса столь же обширны, разнообразны и населенны как и Земля ... на самом деле, бесконечно больше. Но во всем этом огромном разнообразии нет ощущения отдельности, которое характеризует наш мир, где каждый предмет сам по себе и непосредственно никак не связан с другими. Ничто на Небесах не изолировано. Ничто не отчуждается. Все переплетено.

Эбен Александер: иной мир пребывания вне телаЯ ощущал себя пятнышком сознания на крыле мотылька среди пульсирующих роев миллионов других бабочек. Я был свидетелем потрясающих иссиня-черных бархатистых небес, наполненных падающими шарами золотых легких ангельских хоров, оставляющих сверкающие следы на пышных облаках. Эти хоры исполняли церковные песнопения и гимны, столь не похожие на то, с чем я когда-либо сталкивался на земле. Звук был колоссален: отзывающееся эхом скандирование, которое, казалось, без влаги размягчало меня.

Все мои чувства слились. Зрение и слух не не существовали отдельно, как будто я мог слышать милость и изящество небесных существ и видеть их захватывающую музыку. Еще до того, как я начал вопрошать себя, кем или какими они были, я понял, что они творили музыку, потому что она в них быть не могла. Это был звук чистой радости. Они больше не могли его сдерживать, когда наполняли легкие и не в силах были сделать выдох.

С того момента я снова был в старом, земном мире, покинутом мною до того, как меня поразила кома, но как совершенно новый человек. Я был рожден заново. Просто, чтобы ощутить музыку, надо было к этому присоединиться. В том было единение с Небом - чтобы услышать, что звук - это часть его. Все было связано с чем-то иным, как бесконечно сложные завихрения на персидском ковре или крыле бабочки. И я летел на этом ковре, мчался верхом на том крыле.

Продолжение в следующей статье

 
 
  

Related posts:

2 thoughts on “Эбен Александер: иной мир пребывания вне тела

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перед отправкой комментария решите простой пример! *